Проблемы правоприменения УПК

Главные проблемы правоприменения по уголовным делам в России

Ни развернутого перечня нарушений, влекущих недопустимость доказательств, ни конкретных официальных критериев для определения их существенности нет. В результате судебная практика развивается во все возможные стороны, аналогичные нарушения одни суды признают «несущественными», другие расценивают как основание для недопустимости доказательств. При этом мотивировка решений судов по ходатайствам о недопустимости доказательств часто оставляет желать лучшего.

Если анализ доказательств и его описание подменено «суррогатами мотивировки», то становится трудно спорить с обоснованием, которого нет. В результате судья заинтересован в «гладком» решении с обилием «суррогатов мотивировки», за которые апеллятору/кассатору сложно «зацепиться» и выстроить на них доводы жалобы. При этом проверочные инстанции крайне редко реагируют на то, что проверяемые судебные акты написаны «на общих формулировках», «коротко и невнятно».

Согласно статистике Судебного департамента при ВС РФ за 2022 год в апелляционном порядке были обжалованы обвинительные приговоры в отношении 134 158 лиц. Из них отменены приговоры в отношении 6671 лиц (5% от числа обжалованных обвинительных приговоров), изменены – в отношении 18 177 лиц (14% от числа обжалованных обвинительных приговоров). Учитывая, что в последнем показателе заложено изменение наказания без изменения квалификации в отношении 15 595 лиц, получается, что по основаниям, связанным с нарушениями в доказывании или квалификации (т.е. базовым вопросам любого дела), были изменены приговоры всего в 2% от числа обжалованных обвинительных приговоров.

«Процент удовлетворяемости» ходатайств следствия в рамках судебного контроля по-прежнему высокий: 90% – для заключения под стражу, 98% – для продления срока содержания под стражей, 88% – для заключения под домашний арест, 97% – для разрешения на прослушку телефонных переговоров, 96% – для разрешения обысков в жилище. При этом анализ доказательств, подтверждающих «основания полагать, что. », в санкционирующих постановлениях, как правило, не приводится, а содержание судебных актов сводится к описанию фабулы дела, цитатам из УПК РФ и «шаблонным» формулировкам.

Ходатайства о раскрытии данных о личности анонимного свидетеля часто отклоняются судами, в том числе с лаконичной формулировкой «полномочий по рассекречиванию свидетелей у суда не имеется». Вопреки правовым позициям ЕСПЧ (см. постановление «Krasniki v. The Czech Republic», жалоба №51277/99 ) обоснованность засекречивания свидетеля судами также не проверяется, реальность угрозы безопасности свидетеля и разумность его личных опасений не оценивается.

Читайте также:  Акт скрытых работ на гидроизоляцию пола образец

Очная ставка: проблемы правоприменения

Очная ставка как разновидность допроса довольно часто проводится в ходе предварительного расследования уголовных дел. Несмотря на то что цель ее проведения ясна, вопрос о данном следственном действии вызывает серьезные споры, связанные как с его осуществлением в отсутствие законных оснований, так и с отказом в его назначении по надуманным поводам.

Перечисленные основания для отказа в проведении очных ставок не только не соответствуют закону, но и лишают обвиняемого права оспорить данные против него показания на досудебной стадии. Вопрос о необходимости проведения очной ставки следователь решает самостоятельно: законодательство, указывая на основание проведения этого следственного действия, не предусматривает обязанность следователя провести очную ставку при наличии названного основания. В то же время действующий УПК РФ не предоставляет следственным органам право ставить разрешение вопроса о проведении очной ставки в зависимость от желания свидетеля или потерпевшего. Иное понимание закона, на мой взгляд, противоречит основным смыслам уголовного процесса и нарушает право на защиту.

Складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, свидетель или потерпевший не вправе отказаться от дачи показаний даже при наличии реальных угроз его безопасности, а с другой – заявление об опасениях насилия или иного давления со стороны обвиняемого должно повлечь применение мер безопасности в отношении свидетеля (потерпевшего).

Основная цель проведения органами предварительного расследования очных ставок в отсутствие законного основания – закрепление ранее данных допрошенными лицами показаний и искусственное увеличение количества доказательств по уголовному делу. Подобная практика возникла в начале 2000-х гг. и изначально применялась следователями налоговой полиции и органов внутренних дел, затем постепенно была взята на вооружение следователями СКР и ФСБ. К сожалению, органы прокуратуры и суды практически всегда отказывают в удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств о признании протоколов очных ставок недопустимыми доказательствами ввиду отсутствия законных оснований для их проведения.

Другой распространенный вид допускаемых органами предварительного расследования нарушений при решении вопроса о проведении очных ставок – отказ в их проведении по надуманным основаниям, что лишает обвиняемого права оспорить данные против него показания и впоследствии способно сыграть отрицательную роль и для самой стороны обвинения, исключив возможность оглашения показаний на основании ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ. Так, следователи отказывают в удовлетворении ходатайств защиты о проведении очной ставки со свидетелем или потерпевшим, давшими обличающие обвиняемого показания, и приобщают к делу заявления от указанных лиц о том, что они не желают участвовать в проведении очных ставок с обвиняемым, опасаясь угроз и применения им насилия. Подобные необоснованные заявления одновременно используются следствием в качестве одного из оснований для избрания в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста.

Читайте также:  Расчетотпуска при увольнении в 2022 году онлайн калькулятор

Адвокат Леонид Альперович считает, что эти изменения давно ожидались в обществе. «Наконец государство признало, что разумный срок защиты нарушенного права для потерпевшего рассчитывается именно с момента, когда гражданин обратился за защитой». Для потерпевшего прежняя формулировка означала, что «никаких реальных сроков нет – просто могут не возбуждать уголовное дело и всё. Само наличие этапа возбуждения уголовного дела – это архаика», – отмечает адвокат. Уже с момента подачи заявления нужно принимать все меры, добавляет он.

Президент Владимир Путин 31 июля подписал поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и другие акты, уточняющие понятие сроков разумного судопроизводства. Согласно им теперь эти сроки будут считать с того дня, когда было начато уголовное преследование или когда заявление о преступлении было подано потерпевшим. По ранее действовавшим нормам УПК разумным сроком уголовного судопроизводства считался период с возбуждения уголовного дела и до момента его прекращения или вынесения приговора. Это приводило к тому, что время, пока заявление рассматривалось, а уголовного дела еще не было, не засчитывалось как часть разумного срока, нарушение которого можно оспорить. Потерпевшие в результате не могли добиться в суде компенсации за волокиту.

Поправки в законодательство, которые были внесены в Госдуму после этого решения КС, уточняют, что разумный срок судопроизводства для гражданина, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, исчисляется со дня начала осуществления уголовного преследования, а для потерпевшего – со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. При этом при определении разумного срока должны учитываться своевременность подачи потерпевшим заявления о преступлении и сложность его проверки.

Анатолий Логинов, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, считает, что нововведения относительно исчисления разумных сроков судопроизводства направлены на защиту прав потерпевших. «Раньше срок проверки сообщения о преступлении не включали в срок судопроизводства при рассмотрении жалоб потерпевших на нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства. При этом доследственная проверка до момента возбуждения дела может длиться и не один год», – отмечает Логинов. Вместе с тем указанные изменения имеют значение только для решения вопроса о нарушении разумных сроков судопроизводства в интересах потерпевшего, а также размера компенсации, если правоохранительными органами такое нарушение допущено.

Читайте также:  3-ндфл 2022 лист д1

Основанием для принятия этих законов стало решение Конституционного суда (КС), вынесенное 13 января 2022 г. Тогда ст. 6.1. УПК о разумных сроках судопроизводства была признана не соответствующей Основному закону страны. Согласно постановлению КС эта статья позволяла не учитывать важные особенности судопроизводства.

3) Стороне защиты предоставлено право собирать доказательства (ч. 3 ст. 86) почти так, как это понимается в частно-исковом производстве. В действительности, защитник не производит процессуальной фиксации доказательств и полученные им материалы являются “заготовками” под будущие доказательства, и могут стать ими лишь после приобщения к официальному уголовному делу.

Суд, постановляя как обвинительный, так и оправдательный приговор, применяет власть, а любое применение власти должно иметь достаточные основания. Собственная убежденность суда в законности и обоснованности, а по сути – в объективной правильности принимаемого решения должна быть выражена в мотивировке этого решения, понятной любому здравомыслящему человеку.

4) На деле еще не удалось обеспечить судебной власти самостоятельность, а судье независимость, как бы не хотелось бы реформаторам утверждать обратное. Судья по-прежнему благосклонно смотрит на своего коллегу прокурора и недоверчиво на оппонента – защитника.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебном приговоре” от 26 апреля 1996 года разъяснено, что при вынесении оправдательного приговора и разрешении подобного рода исков судам следует руководствоваться ст.ст.151, 1070, 1071, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Субъектами управленческих воздействий являются прежде всего руководители судов, хотя принятие всех юридически значимых для карьеры судьи решений относится к полномочиям квалификационных коллегий. Без положительного заключения последних лицо не может быть назначено на судейскую должность, они же формируют комиссии для приема экзаменов у кандидатов в судьи.

Adblock
detector