Повышение зарплаты научным сотрудникам 2022

Конкретные размеры повышения оплаты труда за работу в ночное время работникам учреждений устанавливаются коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения представительного органа работников, трудовыми договорами, а также отраслевым (межотраслевым) соглашением.

5. Определение размеров заработной платы осуществляется в соответствии с системой оплаты труда работников учреждений как по основным должностям, так и по должностям, замещаемым в порядке совместительства. Оплата труда работников учреждений, занятых по совместительству, а также на условиях неполного рабочего дня или неполной рабочей недели, производится пропорционально отработанному времени либо в зависимости от выполненного объема работ. Определение размеров заработной платы по основной должности, а также по должности, замещаемой в порядке совместительства по другому трудовому договору, производится раздельно по каждой из должностей.

24. При совмещении должностей (профессий), расширении зон обслуживания, увеличении объема работы или при исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, определенной трудовым договором, работникам учреждений устанавливается доплата по соглашению сторон, размер которой устанавливается по соглашению сторон с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы.

2 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 мая 2008 г. № 247н «Об утверждении профессиональных квалификационных групп общеотраслевых должностей руководителей, специалистов и служащих» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 18 июня 2008 г., регистрационный № 11858) с изменениями, внесенными приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 11 декабря 2008 г. № 718н (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 20 января 2009 г., регистрационный № 13140).

Приложение
к Примерному положению об оплате
труда работников федеральных
государственных бюджетных
и автономных учреждений,
подведомственных Министерству
науки и высшего образования
Российской Федерации, по виду
экономической деятельности «Научные
исследования и разработки»,
утвержденному приказом Министерства
науки и высшего образования
Российской Федерации
от 1 февраля 2022 г. № 72

Ещё один прием саботажа указа – лукавая игра на слове «средняя». Дело в том, что работник под словами средняя зарплата понимает именно среднюю за месяц на протяжении года. То есть то, что он получает в среднем за свою работу в рамках исполнения своих обязанностей на своей должности. То, что он может ещё заработать сверхурочно или выполнив дополнительный заказ либо работу по гранту, выделенному для его отдела или его НИИ, в обычном смысле в его среднюю зарплату не входит.

Но подобные дополнительные работы – это не предмет средней зарплаты как таковой: это приработок. Ровно так же. как если старший научный сотрудник Проскурина вдобавок к работе по научной теме начнёт вязать кофточки и их продавать — её выручка не может засчитываться в размер средней заработной платы научного сотрудника, это её личная подработка. Которой она должна заниматься постольку, поскольку коллективная сволочь в Министерстве финансов, в Минобрнауки и в её собственной организации, с одной стороны, не хочет платить ей столько, сколько стоит её работа и сколько ей будет достаточно, чтобы она не была вынуждена, будучи старшим научным сотрудником, подрабатывать сверхурочной работой по выделенному гранту или торговать вязаными кофточками, а с другой, эта же сволочь хочет иметь возможность, лукаво улыбаясь, докладывать Путину о выполнении всех его требований.

Замечательно, что в ходе общения с Путиным Анастасия Проскурина огласила правду о том, о чем на менее широкую аудиторию говорили и писали многие: о мистификации власти с мнимым повышением зарплат учёных и профессорско-преподавательского состава вузов по сравнению со средним уровнем трудового дохода по экономике региона.

Если опять вернуться к зарплатам: поручать разобраться с этим ведомствам Силуанова и Фалькова – бессмысленно, они эту систему создали и они будут ее защищать, лукавить и врать, что они уже начали делать. Сначала было объявлено, что Проскурина получает так мало просто потому, что работает на полставки – тут же выяснилось, что солгали: от неё пытались добиться ухода на полставки на указанную зарплату, но когда она отказалась, объём работы на ставку оставили, а зарплату установили как за полставки.

Установка на 200% по сравнению со средним по экономике отрасли уровень зарплат в этой сфере была озвучена Путиным ещё в ходе сложной президентской избирательной кампании 2012 года и сыграла свою роль в триумфальной победе на выборах президента. В исполнение этого и других обещаний Путин, вступив в должность, издал знаменитые майские указы, а правительство начало отчитываться об их исполнении.

Повышение зарплаты научным сотрудникам в 2022 году

Часть работников уже начали получать больше. С 1 января 2022 года повышен минимальный размер оплаты труда. Теперь МРОТ составляет 12 792 рубля (вместо 12 130 рублей). Если сотрудники получают больше, то им могут повысить выплаты с 1 февраля.
— Согласно свежепринятым поправкам в Конституцию РФ все работодатели обязаны индексировать зарплату сотрудников на уровень роста потребительских цен. В этом году зарплаты должны быть повышены на 4,9%, — рассказал ведущий юрист компании «Объединённый юридический центр «Парфенон» Павел Уткин.
Как правило, работодатели проводят индексацию с 1 февраля. Просто потому, что к этому времени становится понятен размер инфляции за прошлый год. В январе его определяет Росстат. Соответственно, с этой даты отсчитывают индексацию многих социальных выплат, а также окладов. В то же время прибавка зарплаты именно с 1 февраля не является обязательной.
— На данный момент трудовое законодательство не предусматривает единого для всех работников способа индексации зарплаты. Так что говорить об обязательной индексации с 1 февраля некорректно, — пояснил юрист «Европейской юридической службы» Эрдни Манджиев.
Старший управляющий партнёр юридической компании PG Partners Петр Гусятников отметил, что компании вправе самостоятельно устанавливать, какие именно выплаты будут увеличены: только зарплата или ещё и премии, а также другие виды поощрений.
— Также обязательно проиндексируют все выплаты, которые начисляются в процентном соотношении от оклада. Например, доплаты за работу в неурочное время, — пояснил Петр Гусятников.

Конечно, норма прописана так, что работодателю ее достаточно просто не исполнять (например, если вписать в коллективный договор пункт об индексации с помощью премий). Однако государство как работодатель обязано выполнять собственные же законы, поэтому с 1 октября 2022 года оклады работников казенных, бюджетных и автономных учреждений были проиндексированы на 3%. На столько же повысили оклады силовикам и некоторым другим госслужащим.

То есть, решение о повышении окладов – скорее политическое. Конечно, на уровне конкретного бюджетного учреждения зарплаты могут подниматься и локальными нормативными актами, но основное повышение всегда связывается с индексацией окладов решением правительства.

Помимо зарплаты, в коммерческих организациях часто предусмотрены премии и другие виды поощрения сотрудников, поэтому каждая компания вправе руководствоваться собственным порядком индексации и самостоятельно устанавливать размер дополнительных выплат, в соответствии со своим уставом и нормативами, утвержденными советом компании. Но все эти условия обязательно должны быть прописаны в локальном акте.

Что же касается работников казенных, бюджетных и автономных учреждений, то планы по их зарплатам на 2022 год пока не озвучены. Возможны 2 вариант – либо секвестр федерального бюджета затронет и их (тогда они останутся вообще без индексации), либо они все же получат прибавку на 4% с 1 октября 2022 года.

Не просто отчетность»: Миннауки обещает «большие перемены» в зарплатах ученых

Министерство науки и высшего образования начало работу по комплексному изменению системы оплаты труда ученых и преподавателей, заявил его руководитель Валерий Фальков. По его словам, будет изменен и механизм мониторинга выплат зарплат. Новые подходы должны быть выработаны в течение ближайших нескольких месяцев.

Напомним, вопрос о зарплате ученых возник в начале года, после заседания Совета по науке и образованию, на котором старший научный сотрудник новосибирского Института цитологии и генетики РАН Анастасия Проскурина рассказала президенту Владимиру Путину, что в реальности зарплаты научных сотрудников заметно меньше, чем они должны быть согласно «майским» указам и чем рапортуют чиновники. По заявлению Проскуриной следователи начали проверку, во время которой Проскурину довели до слез.

«В связи с происшедшим мы, нижеподписавшиеся, считаем своим гражданским долгом довести до Вашего сведения, что наши заработные платы (должностные оклады) также намного меньше тех, которые должны были бы быть согласно Вашим майским указам», — говорится в открытом письме, адресованном Путину.

Автор письма утверждает, что зарплаты «меньше не только в институтах Академии наук, но и в других научных учреждениях, в том числе выполняющих прикладные исследования и даже в коммерческих, за которые как за частный бизнес формально государство не отвечает».

Читайте также:  Закон о налогообложении в 2022 году

Как рассказал «Росбалту» на условиях анонимности сотрудник одного из ведущих вирусологических учреждений Петербурга, низкие зарплаты в среде ученых —‌ довольно распространенная ситуация. По его словам, невыполнение «майских указов» ударяет по развитию науки в стране.

Другие примеры тоже есть. Профессор культурологии ВШЭ Ян Левченко рассказал, что его ставка с этого года составляет 80 тыс. рублей. А у заведующего кафедрой Московского энергетического института, доктора технических наук Алексея Анучина, к примеру, 145,5 тыс. рублей. В подчинении Анучина работают два молодых доцента на полные ставки с окладом 87 тыс. рублей.

Еще хуже положение дел молодых ученых и аспирантов. Сотрудница Института иммунологии и физиологии УрО РАН Анастасия Власова рассказала, что она работает на 0,5 ставки младшим научным сотрудником и ее оклад составляет 8 тыс. рублей. Еще 4 тыс. рублей ей доплачивают за сверхурочную работу. Плюс 9,5 тыс. рублей она получает в виде стипендии как аспирант. «Итого в месяц выходит 21,5 тыс. рублей, — говорит Власова. — Мне хватает только на обеспечение текущей жизни, и это у меня еще детей нет».

Многие ученые в России выживают на нищенские зарплаты, а указ президента Владимира Путина об обеспечении их дохода на уровне 200% от средней зарплаты в регионе часто исполняется только на бумаге. К таким выводам мы пришли, опросив несколько десятков научных сотрудников в разных регионах страны после скандала с сотрудницей Сибирского отделения РАН Анастасией Проскуриной.

«За декабрь 2022 года по окладу у меня было 33 тыс. рублей. Но на оклад никто не живет. К окладу добавляются районный коэффициент — у меня он 6 тыс. рублей. Далее идут выплаты по ПРНД. Обычная ситуация, когда люди получают по ПРНД хотя бы 10 тыс. рублей в месяц и больше. Дальше идут гранты, и если человек активно работает, то они у него, как правило, есть», — подтвердил информацию московских коллег ведущий научный сотрудник Института неорганической химии Сибирского отделения (СО) РАН.

Из вуза он ушел вынужденно. «Кафедру, на которой я работал, невзлюбил один из проректоров. 14 марта 2022 года на мой семинар пришел проверяющий, посидел на нем и дал отрицательное заключение по мое преподавание. Ознакомиться не дали. В день, когда Владимир Путин назначал ковидные нерабочие дни (31 марта) и просил никого не увольнять, ученый совет МГЮА принял решение меня уволить», — описал произошедшее Корепанов.

В ходе заседания президентского совета по науке и образованию молодая ученая из Новосибирска Анастасия Проскурина рассказала главе государства, что ее зарплата старшего научного сотрудника составляет 25 тыс. рублей, а вместе с надбавками — 32 тыс. рублей. При этом она отметила, что после указа президента о доведении зарплат научных сотрудников до 200% от средней зарплаты по региону ученым предложили перейти на полставки, чтобы выполнить это указание в рамках существующих бюджетов.

Москва. 8 февраля. INTERFAX.RU — Президент РФ Владимир Путин потребовал от министров финансов и науки и высшего образования Антона Силуанова и Валерия Фалькова проверить исполнение его указа о доведении зарплат ученых до 200% от средних по региону после того, как с жалобой на низкую оплату труда к нему обратилась ученая из Новосибирска.

В ответ Путин поинтересовался у Силуанова, насколько были увеличены средства на повышение зарплат ученых. В свою очередь, глава Минфина доложил, что «по Новосибирской области ученые обеспечены заработной платой на уровне двукратной по региону». Он также обратил внимание на слова Проскуриной, что она работает на полставки.

«Понимаете, ведь указ президента — это очень важный указ. Там же было сказано, что не меньше 200 процентов. И если бы наша новосибирская наука получила увеличение от 200 до 300 процентов — это было бы просто справедливо. Поэтому я думаю, что сейчас будет возврат к тем дискуссиям, которые были. Я очень надеюсь, что правительство примет решение. О неудовлетворенности в регионах мы просто не слышали», — считает президент РАН Александр Сергеев.

После нашумевшего заседания телеканал «Звезда» встретился с Анастасией Проскуриной, рабочий день которой начинается с проверки самочувствия ее подопечных. Мышам, больным раком, ввели уникальный препарат. Разработка Проскуриной и ее коллег — это комбинация препаратов на основе ДНК и химиотерапии — действует эффективно, но щадяще.

На зарплату в 78 тысяч рублей Анастасия претендует не случайно. Недавно старший научный сотрудник Института стала лауреатом президентской премии, да и в майских указах прозвучала новая формула расчета доходов бюджетников. Врачи, учителя и ученые, согласно документу, могут претендовать на вознаграждение вдвое больше среднего по региону. Путем нехитрых вычислений Владимир Путин выяснил, что в Институте данное требование не соблюдают.

Напомним, что накануне одна из участниц заседания Совета, лауреат госпремии за разработки в борьбе с онкологией Анастасия Проскурина рассказала президенту о попытках замаскировать низкие зарплаты научных сотрудников путем перевода их на полставки. Глава государства быстро посчитал, что получать ученая из Новосибирска должна почти в три раза больше. Еще в майских указах Владимир Путин поручил довести зарплаты ученых до 200 процентов от средних по региону.

«Госзадание, которое выделяют, оно не дает возможность платить нам денег столько, сколько мы хотим сотрудникам, поэтому все переводится в стимулирующие выплаты. И каждый получает, как зарабатывает в этой системе. Она несовершенна», — пояснил директор Института цитологии и генетики СО РАН Алексей Кочетов.

Валерий Фальков доложил Президенту об уровне зарплаты научных сотрудников

Валерий Фальков также обратил внимание Президента на то, что в научных институтах трудятся 5 категорий научных сотрудников, большая часть которых – младшие научные сотрудники. Министр отметил, что именно их заработные платы не дотягивают до 200% от средней по экономике.

«Отмечу, что в расчет средней заработной платы научных сотрудников не входит учет оплаты труда руководителя учреждения и его заместителя. Мы внимательно смотрим за соотношением заработных плат руководителей и основного персонала. Сегодня оно составляет не более, чем один к восьми», – сказал Валерий Фальков.

«Мы проанализировали динамику оплаты труда научных сотрудников с 2022 года. Так, в 2022 году в Институте цитологии и генетики средняя заработная плата научных сотрудников составила 64 тыс. 500 рублей. На тот момент это 204% от средней зарплаты по экономике региона. В 2022 году она несколько снизилась, составила 61 100 рублей. Это было 182 процента. В 2022 году средняя заработная плата составила 67 200 рублей. Если добавить к этому гранты Российского фонда фундаментальных исследований, то получается, что установленный показатель – 200 процентов от средней по экономке – в данном конкретном учреждении был выполнен», – подчеркнул глава Минобрнауки России.

Глава государства поручил изучить положение дел по зарплатам конкретных специалистов, чтобы в будущем оплата труда в бюджетной сфере была прозрачной, понятной и справедливой. Также Владимир Путин считает необходимым усовершенствовать методику исчисления заработных плат.

Министр подчеркнул, что до Института цитологии и генетики финансирование доведено в нужный срок в полном объеме – 795 миллионов 200 тысяч рублей. В соответствии с решением Президента, в прошлом году научным учреждениям по всей стране дополнительно было выделено 4 миллиарда 897 миллиона 585 тысяч рублей, из них 10 миллионов – Институту цитологии и генетики. При этом Валерий Фальков отметил, что в соответствии с действующим законодательством распределение заработной платы между научными сотрудниками осуществляет руководство института на основании положения об оплате труда и штатного расписания.

Повышение зарплаты научным сотрудникам 2022

«Это, в принципе, достаточно высокая должность, как я считаю, и на мой взгляд, не соответствует [зарплате]. После того как вы издали указ свой о повышении зарплат научным сотрудникам года три назад, у нас сотрудникам [сказали] перейти на полставки, чтобы отчитаться о повышении зарплат руководству. Обосновывали это тем, что указ был, а бюджет увеличен не был», — отметила она.

На самом деле указ был издан ещё в 2012 году, назывался он «майский», и к 2022 году предполагалось уже добиться того, чтобы зарплаты учёных и преподавателей высшей школы составляли 200% от средних по региону. На невыполнение этих целей, кстати, обращала внимание Счётная палата в декабре 2022 года. И всё равно последовавшее за этим было как гром среди ясного неба.

«Хах! — усмехнулся на это Путин. — 39 средняя! Если 200 [процентов] от среднего по региону, то у нее должна быть зарплата 78 тыс. Где деньги-то? Антон Германович (обращается к Силуанову, министру финансов РФ), вы говорите, что у вас информация, что у них там зарплаты 200% от среднего по региону. Где, деньги, Зин?» — эмоционально отреагировал глава государства.

Читайте также:  Выплаты матерям-одиночкам адвокату в 2022 году за второго ребенка новосибирск

Впрочем, достаточно посетить раздел вакансий на сайте ИЦиГ СО РАН, чтобы убедиться в простом факте — случай Анастасии Проскуриной не является чем-то особенным для учреждения. Конкурс на замещение вакантных должностей от 30 декабря прошлого года показывает, что работа старшего научного сотрудника в лаборатории молекулярных биотехнологий на полную занятость оценивается в 25 тыс. 078 руб. — те самые двадцать пять тысяч, о которых говорилось на встрече с президентом.

Так что СКР, который сейчас устанавливает круг лиц, «чьи права на оплату труда были нарушены», предстоит довольно большая работа, в этот круг, похоже, можно включать не только действующих сотрудников, но и соискателей. При этом нельзя сказать, что ИЦиГ СО РАН уникален в этом отношении — такие зарплаты характерны и для других институтов.

Индексация заработной платы бюджетникам в 2022 году

Согласно «Основным направлениям бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики 2022-2022 гг.», подготовленным Минфином, федеральный бюджет формируется с учетом ежегодного увеличения зарплат отдельных категорий бюджетников (с 1 января) на прогнозный рост среднемесячной зарплаты. Это повышение оплаты труда касается сотрудников, которые трудятся в государственных сферах, особо отмеченных в «майском» Указе Президента РФ № 597 от 07.05.2012, и некоторых иных актах. В частности, к ним относятся педагоги, врачи, воспитатели детских садов, ученые и др. Ориентировочная индексация заработной платы бюджетникам, работающих на таких «привилегированных» местах, в 2022 году может составить 6,1% (в 2022 г. этот показатель составлял 5,4%).

Точный размер индексации оплаты труда бюджетников, а также сроки ее проведения, определяются отдельными нормативными актами. Вероятно, они будут приняты по итогам предложений четырех ответственных министерств (Минздрава, Минкультуры и др.), указанных в начале статьи.

Несмотря на то, что запланированные Президентом мероприятия по повышению зарплат бюджетникам были рассчитаны до конца 2022-2022 гг., экономическая ситуация в стране до сих пор не позволила их исполнить в полной мере. Повышение оплаты труда данной категории работников осуществляется поэтапно. Премьер-министр Михаил Мишустин указал, что они не имеют срока давности, и будут исполняться до достижения значений, определенных главой государства.

Четырем ведомствам – Минкультуры, Минздраву, Минпросвещения и Минобразования – поручено до 1 апреля текущего года представить в Министерство труда РФ конкретные цифры, какой должна быть индексация заработной платы бюджетников в 2022 году по курируемым им направлениям. Обратим внимание, что именно работники этих сфер упомянуты в «майских» указах Президента, изданных в 2012 г. Во многих публикациях говорится об индексации их зарплат на 6,8%. Однако эта цифра примерная и преждевременная, и следует дождаться официальных решений.

Всем остальным бюджетникам заработная плата индексируется на уровне роста потребительских цен (ст.134 Трудового кодекса РФ). Федеральный бюджет верстался из прогнозируемого уровня инфляции 3,8% — за период с декабря 2022 г. по декабрь 2022 г., и 4% — с декабря 2022 по декабрь 2022 г. (п.2 ст.1 закона № 459-ФЗ от 29.11.2022). Соответственно, увеличения заработной платы на 4% может ожидать основная армия бюджетников с 1 октября 2022 г.

Казалось бы, а что не так с этой системой – ведь есть и возможность достойного дохода, которой еще лет 15 назад не было? Такая система годится только как временная мера. Ее главная проблема – неопределенность. Даже сильные ученые не могут гарантировать постоянно высокий поток публикаций и успех заявок на гранты. Бывают кризисы творчества, случайные неудачи, периоды поиска, когда производительность невелика, но в конце ждет большое открытие. По нашему глубокому убеждению, интеллектуальный труд требует душевого покоя – мало кому удается качественное творчество под дамокловым мечом. Далее, в нынешней системе приходится тратить значительную часть грантовых денег на надбавки к зарплате, а не на самое главное – закупку и модернизацию оборудования, наем новых сотрудников. Нынешняя система вроде бы нацелена на отсечение балластовых сотрудников, но они остаются и по-прежнему получают свою ставку, пусть небольшую.

Какова ситуация сейчас? Уже давно действует указ президента РФ о доведении средних зарплат научных работников до 200% от средней зарплаты по региону, но дополнительного финансирования выделено так и не было. Никакого парадокса, впрочем, в этом нет. Указ был направлен на то, чтобы научные и образовательные организации уменьшили издержки, увеличили эффективность управления (сократив управленческий аппарат), разработали систему мотивации сотрудников, повысили приток грантовых средств, наладили связь с производством для решения прикладных и опытно-конструкторских задач. Эти меры позволили увеличить среднюю зарплату ученых, но довести ее до указанных 200% получилось, конечно, далеко не у всех. И вот тут началось то, что президент назвал «играми в статистику». Самое простое – перевести часть сотрудников на полставки. Так номинальная зарплата оказывается вдвое больше того, что сотрудник реально получает.

Важно подчеркнуть: зарплаты российских ученых часто непростительно низкие. Например, старший научный сотрудник получает 26 000 руб., профессор – 36 000 руб. Реальные доходы могут быть в разы выше благодаря надбавкам за публикации и грантам. Такая система заставляет ученых работать изо всех сил, чтобы иметь достойный уровень жизни. Те, кто не умеет работать на таком уровне, довольствуются малым.

Опыт одного из нас – давно руководящего большим научным коллективом – говорит, что в сильном коллективе балласта быть не должно: он деморализует. И отсечение таких сотрудников должно быть не по зарплате («ты плохо работаешь – так умри с голоду»), а на уровне продления или непродления трудового договора. В нашей системе львиная доля позиций фактически пожизненные, и даже еще ничем не проявивший себя выпускник вуза сразу получает такую позицию. Можно вообще ничего не делать и получать за это – пусть и немного. В большинстве западных стран перед получением постоянной позиции нужно пройти многоступенчатый отбор: от аспиранта и постдока до Assistant Professor (старшего преподавателя). Этот отбор проходят порядка 10%, а остальные либо остаются постдоками (на временных контрактах), либо сами уходят из науки. Система отбора жесткая, но прошедшие ее получают достойные зарплаты (постдок в США получает около $4000 в месяц, профессор – более $10 000). Низкие базовые зарплаты в российской системе компенсируются фактически пожизненными позициями.

Что же делать? Расторжение де-факто пожизненных контрактов и внедрение западной системы – это болезненный путь, грозящий социальным взрывом. Но и оставаться с нынешней системой тоже не выход. Решение существует. Сейчас Россия тратит на науку около 1,1% ВВП, в то время как в странах с наиболее развитой наукой этот показатель вдвое выше. Необходимо значительное увеличение бюджета науки, и часть прироста должна пойти на модернизацию оборудования, а часть – на рост зарплат (их базовой, стабильной части). Рост зарплат должен быть растянут на несколько лет так, чтобы ученые по всей стране получали пропорционально своей продуктивности. Уже заключенные контракты нельзя расторгать, но вот новые контракты стоит сделать временными, чтобы постоянную позицию ученый получал лишь после того, как докажет свои способности в течение пяти лет. Это позволит плавно нарастить зарплаты и перейти к системе, где балласт отбраковывается на ранних стадиях. Нам нет нужды сразу копировать жесткую систему США, но и нет возможности оставаться с нынешней (тоже жесткой) системой. Мы предлагаем золотую середину.

Как пояснили нам в одном из столичных институтов, некоторые особо успешные научные организации, работающие на хоздоговорах (то есть получающие деньги из дополнительных источников дохода), закрывают своим сотрудникам по 200% с прибыли, — в Указе же не сказано, что повышение зарплаты должно быть только за счет бюджетных средств. Но на это способны далеко не все, а в основном институты, которые могут проектировать или выпускать полезную для различных областей промышленности продукцию. А вот где брать дополнительные деньги ученым чисто фундаментальных направлений науки, гуманитариям, у которых нет хоздоговоров? Они-то и остались за бортом и без того скудной «кормушки». В дополнение их еще и толкали на подлог.

«МК» писал о преинтереснейшем письме, которое было как-то разослано по институтам из Министерства науки и высшего образования (копия имеется в редакции). В нем Департамент координации деятельности научных организаций с пометкой «для срочного выполнения» инструктировал директоров столичных научных организаций, как им надо «скорректировать данные по заработной плате за год», которые после этого министерство должно было направить в Росстат. При реальной гораздо меньшей зарплате директорам указывали «скорректировать» цифру до 150%. В случае неподчинения руководство департамента грозило дисциплинарным взысканием.

Когда 4–5 лет назад мы начинали писать о подобной схеме на основании бесед с сотрудниками институтов, профсоюза научных работников РАН, нам объясняли сложность ситуации отсутствием денег у государства на реализацию Указа президента. Абсурд? Но куда деваться.

Читайте также:  Какая серия номеров в мае 2022 в ярославле

Наконец-то глава государства узнал, как на деле выполняют его указы министерства! Вместо того чтобы реально подкинуть ученым на жизнь, с ними, а получается, и с президентом сыграли, как говорил бессмертный Аркадий Райкин, «дурочку». Реальных деньжат не прибавили, а просто перевели сотрудников многих институтов страны на полставки. И люди целы — как получали до исполнения Указа, так и получают, — и волки сыты, и отчетность не испорчена. Теперь прокуратура, которая начала в Новосибирске расследование, должна, по идее, раскрыть подвох. Только вот загвоздочка. Таких институтов и таких сотрудниц, как новосибирская Анастасия Проскурина, по стране пруд пруди. Боюсь, не хватит на все институты прокурорских работников.

Ситуация, в которой оказались ученые по всей стране, а не только в Новосибирской области, усугублялась еще и тем, что по сути при фактическом уменьшении занятости им поставили жесткое условие по повышению публикационной активности. В итоге в реальности ученый люд вынужден был работать даже не по полной 8-часовой ставке, а по 10–12 часов, чтобы в два раза повысить количество публикаций в международных базах данных. Формально было все логично: «Вам же увеличили зарплату вдвое, вот и выдавайте двойной результат». Министерство явно делало вид, что не понимало реальную проблему, им же созданную. Ученые возмущались, писали в газеты, Российская академия наук не раз поднимала вопрос о данной проблеме, но их словно никто не слышал. Спасибо Анастасии Проскуриной, достучалась до «небес».

Денег нет, но зарплату велено повысить

И, наконец, самое главное – указ есть, а четких механизмов обеспечения его достаточным финансированием не было и нет. Хотя, после диалога Проскуриной с Путиным, министры поспешили отчитаться, что в подведомственные организации было направлено достаточно денег.

Кризис финансирования науки в 1990-х и начале «нулевых» вызвал массовую эмиграцию наиболее талантливых ученых за рубеж и жестокий кадровый голод в российских научных институтах и вузах. Затем власть попыталась решить проблему, повышая как финансирование исследований, так и жизненный уровень тех, кто их проводит. И, надо признать, определенные успехи на этом пути были. По идее, закрепить их должны были, в том числе, «майскими указами» президента, установившими, что средняя зарплата ученого должна быть вдвое выше средней по региону (для Новосибирска – 70 тысяч рублей).

При такой системе в самом трудном положении оказываются молодые ученые. Им сложнее опубликовать статью в цитируемом журнале (значит, премия ниже) или выиграть конкурс на получение гранта у более именитых соискателей. В результате, именно они часто сидят на «голом окладе», который может быть ниже даже одной средней зарплаты по региону. Добавьте к этому проблемы, которые приходится решать молодежи, независимо от сферы работы – покупка жилья, содержание малолетних детей. Отсюда и эмиграция молодых и талантливых исследователей, которая в последние годы опять набирает темпы.

Другие институты пошли по пути комбинированной зарплаты. В том же ИЦиГ зарплата сотрудника складывается из трех частей: оклад (выплачивается за счет финансирования госзадания), премия по показателям результативности научного труда (выплачивается за счет средств института) и гранты (конкурсы на получение которых ученые должны выигрывать самостоятельно).

Что касается «виновницы торжества» Анастасии Проскуриной, то она не теряет оптимизма и по-прежнему надеется, что после ее обращения к Путину ситуация начнет меняться к лучшему. Возможно этот оптимизм вызван тем, что сама исследовательница политикой интересуется мало, ее внимание сосредоточено на дальнейшей работе над новыми лекарствами от рака (за которую она и была отмечена премией президента РФ). Не горит она желанием и дальше общаться с журналистами, кратко информирует, что у нее все в порядке, никаких претензий со стороны коллег и руководства к ней нет и просит не отвлекать. Другие источники в ИЦиГ также подтвердили, что никаких мер воздействия по отношению к Анастасии руководство не предпринимало. «Это вообще не в традициях Академгородка, прессовать человека за его взгляды или политическую активность, вот по научным вопросам дискуссия может быть очень жесткой», – отметил один из моих собеседников.

Академик РАН Сергей Алдошин считает, что майский указ 2012 года в свое время сыграл положительную роль в сохранении научного кадрового потенциала. Но не обошлось и без бюрократических рогаток. «В указе говорится о научных сотрудниках, но в законе о науке такого понятия нет, есть научные работники. Поэтому, когда в первый год его действия директора стали осуществлять выплаты всем сотрудникам, вовлеченным в научную деятельность, последовали проверки и наказания. Оказалось, что на повышенные выплаты могут претендовать только те специалисты, в должности которых есть слово «сотрудник», а основное звено науки, люди, от которых зависят во многом результаты, например заведующие лабораториями, заведующие отделами, инженеры-исследователи (это, как правило, молодые сотрудники), выпали из этого круга. Неудивительно, что во многих институтах эти должности сейчас вакантные, в нашем институте, к примеру, из 56 лабораторий осталось 16, из 11 отделов сохранилось 5».

Общие расходы федерального бюджета на повышение оплаты труда отдельным категориям работников социальной сферы и науки в 2013–2022 годах превысили 1 трлн руб. Но Россия сдает свои позиции в науке, так как она явно недофинансируется, считает президент Российской академии наук академик Александр Сергеев. По его словам, у нас на науку тратится около 1,1% ВВП, тогда как экономически развитые страны первой пятерки гораздо более наукоориентированные, там на науку тратится около 4% ВВП.

Счетная палата в своем отчете о выполнении всех майских указов, которые касаются также педагогов и врачей, отметила, что в 2022 году фактически средняя зарплата научных сотрудников значительно превысила указный «план» и составила 270%. Правда, в первом полугодии 2022 года на фоне коронавирусной эпидемии показатель несколько снизился (до 230%), но все еще находится выше определенной президентом в 2012 году планки в 200%.

А региональный дисбаланс приводит к оттоку кадров в Москву. По данным Счетной палаты, в 2013–2022 годах отмечен существенный рост номинальной начисленной зарплаты научных сотрудников: если в 2013 году она составляла в среднем 41,6 тыс. руб., то в 2022-м – уже 106 тыс. руб. То есть рост составил почти 2,5 раза. Одновременно происходило сокращение общей численности научных сотрудников: со 107,7 тыс. в 2013 году до 72,2 тыс. в 2022-м (сокращение на 67%).

Более половины (50,2%) опрошенных описывают настоящее российской науки как мрачное, ее будущее через год в мрачных тонах видят 46,5%, в светлых – только 14%. С гораздо большим оптимизмом ученые смотрят в отдаленное будущее: через пять лет светлым его считают 32%, а через 20 лет – 56%, отмечается в исследовании.

«Отмечу, что в расчет средней заработной платы научных сотрудников не входит учет оплаты труда руководителя учреждения и его заместителя. Мы внимательно смотрим за соотношением заработных плат руководителей и основного персонала. Сегодня оно составляет не более, чем один к восьми», – сказал Валерий Фальков.

Министр подчеркнул, что до Института цитологии и генетики финансирование доведено в нужный срок в полном объеме – 795 миллионов 200 тысяч рублей. В соответствии с решением Президента, в прошлом году научным учреждениям по всей стране дополнительно было выделено 4 миллиарда 897 миллиона 585 тысяч рублей, из них 10 миллионов – Институту цитологии и генетики. При этом Валерий Фальков отметил, что в соответствии с действующим законодательством распределение заработной платы между научными сотрудниками осуществляет руководство института на основании положения об оплате труда и штатного расписания.

Глава государства поручил изучить положение дел по зарплатам конкретных специалистов, чтобы в будущем оплата труда в бюджетной сфере была прозрачной, понятной и справедливой. Также Владимир Путин считает необходимым усовершенствовать методику исчисления заработных плат.

«Мы проанализировали динамику оплаты труда научных сотрудников с 2022 года. Так, в 2022 году в Институте цитологии и генетики средняя заработная плата научных сотрудников составила 64 тыс. 500 рублей. На тот момент это 204% от средней зарплаты по экономике региона. В 2022 году она несколько снизилась, составила 61 100 рублей. Это было 182 процента. В 2022 году средняя заработная плата составила 67 200 рублей. Если добавить к этому гранты Российского фонда фундаментальных исследований, то получается, что установленный показатель – 200 процентов от средней по экономке – в данном конкретном учреждении был выполнен», – подчеркнул глава Минобрнауки России.

Валерий Фальков также обратил внимание Президента на то, что в научных институтах трудятся 5 категорий научных сотрудников, большая часть которых – младшие научные сотрудники. Министр отметил, что именно их заработные платы не дотягивают до 200% от средней по экономике.

Adblock
detector