Себестоимость сланцевой нефти в сша 2022

Целый ряд исследований показывает, что текущая себестоимость производства сланцевой нефти в США составляет около 50 долларов за баррель. Это, кстати, приводит к тому, что в американских компаниях сланцевой отрасли наблюдаются кратные, чуть ли не на порядок, изменения финансового результата при, казалось бы, незначительных колебаниях мировой цены на нефть. Такие колебания нефтяная отрасль России или Саудовской Аравии просто не замечает, а вот в США это приводит к остановке добычи и даже массовым банкротствам мелких добывающих компаний, у которых не оказалось нужной «подушки безопасности», чтобы пережить период низких цен.

Для конкуренции с импортной нефтью такой себестоимости Соединенным Штатам вполне достаточно. Если мировые цены на нефть эталонного сорта Brent не падают ниже 55 долларов за баррель, то американские нефтедобытчики могут выигрывать просто за счёт более короткого и, как следствие, дешёвого транспортного плеча. Ведь, например, американские НПЗ в Техасе расположены в какой-то сотне километров от сланцевых месторождений. Это привело в прошлом к показательному расточительству: многие американские нефтедобывающие компании вывозили свою нефть со скважин автотранспортом, что абсолютно нереально представить, например, в России.

А вот другим странам с месторождениями трудноизвлекаемой нефти повезло уже меньше. Например, Россия формально обладает самыми крупными запасами сланцевой нефти – только в разведанных Ачимовской и Баженовской свитах в Западной Сибири содержится около 75 млрд баррелей извлекаемых запасов. Для сравнения: в США извлекаемые запасы сланцевой нефти оцениваются в 58 млрд баррелей. Но вот условия залегания сланцевой нефти в российских условиях гораздо сложнее. В отличие от США, где Баккен и Пермиан представляют собой практически плоские и однородные «блины» нефтеносных пород, в России сланцевая нефть Ачимовской и Баженовской свиты прячется в небольших «карманах», которые причудливым образом разбросаны по громадной площади. Да и мощность вмещающих пород в России получается поменьше, чем в США – лишь 20-30 метров. Поэтому пока что освоение этих месторождений в России идёт «ни шатко ни валко» – сегодня российской нефтянке хватает и обычной, более доступной и дешёвой нефти.

Начнём с того, что породы, в которых содержатся трудноизвлекаемые нефть и газ, находятся в США на небольшой глубине и имеют значительную продуктивную толщину. Именно этот фактор является определяющим (хотя и не единственным) в сланцевой революции. Например, известная формация Баккен, расположенная в штате Северная Дакота, с освоения которой фактически стартовало освоение в США сланцевой нефти, залегает на глубинах 2,5-3,5 тыс. метров. Бассейн Пермиан в штате Техас, который сегодня даёт большую часть сланцевой добычи, расположен ещё ближе к поверхности, на глубинах менее 3 тыс. метров. Повезло США и с мощностью продуктивных слоёв – на Баккене она составляет минимум 30-40 метров, а на Пермиане – и того больше, 60-165 метров.

Геология, технология и макроэкономика, скорее всего, будут оказывать влияние на будущее сланцевой отрасли в США и в дальнейшем. Просто «заливать деньгами» добывающие компании даже в США бесполезно – они уже не могут ни значительно снизить себестоимость добычи нефти и газа, ни найти новые месторождения. Этот факт, кстати, определяет и пределы роста американской отрасли добычи сланцевых нефти и газа – несмотря на то, что США уже продемонстрировали весьма впечатляющий рост сланцевой добычи, он идёт, по сути, лишь на семи крупных бассейновых месторождениях: Анадарко, Аппалачи, Баккен, Игл Форд, Ниобрара, Хайнесвилл и Пермиан.

Текущую добычу сланцевой нефти в США EIA оценивает в 7,707 млн барр./сутки.
В июне 2022 г. в большинстве сланцевых бассейнов США ожидается снижение добычи нефти, однако мощный рост добычи в бассейне Permian перекроет это падение.
Добыча нефти в бассейне Permian в июне 2022 г. увеличится на 54 тыс. барр./сутки, до 4,589 млн барр./сутки.
В бассейне Appalachia ожидается рост добычи на 1 тыс. барр./сутки, до 128 тыс. барр./сутки.
Добыча нефти в бассейне Haynesville не изменится и останется на уровне 32 тыс. барр./сутки.

По другим бассейнам ожидается снижение добычи нефти.
Так, добыча нефти в бассейнах Bakken, Niobrara и Anadarko снизится на 7 тыс. барр./сутки, до 1,097 млн барр./сутки, 506 и 351 тыс. барр./сутки соответственно.
В бассейне Eagle Ford добыча снизится на 8 тыс. барр./сутки, до 1,03 млн барр./сутки.

Вашингтон, 18 мая — ИА Neftegaz.RU. Добыча нефти в крупнейших сланцевых бассейнах в США в июне 2022 г. вырастет по сравнению с маем 2022 г. на 26 тыс. барр./сутки (на 0,3%), до 7,733 млн барр./сутки.
Такие данные 17 мая 2022 г. представило Управление энергетической информации (EIA) Минэнерго США.

Также EIA фиксирует снижение числа незавершенных скважин (drilled but uncompleted wells, DUC), которые представляют собой резерв для быстрого восстановления добычи сланцевой нефти.
Большое число DUC может позволить нефтедобытчикам оперативно нарастить добычу при росте цен на нефть вне зависимости от темпов буровой активности.
Общее число незавершенных скважин на месторождениях крупнейших нефтегазодобывающих регионов США в апреле 2022 г. снизилось по сравнению с мартом на 241, составив 6857.
Снижение DUC зафиксировано во всех сланцевых бассейнах, включая Permian и Eagle Ford, где данный показатель традиционно высок.
В бассейне Permian число незавершенных скважин в апреле 2022 г. снизилось сразу на 121 ед., опустившись ниже 3 тыс. и составив 2,932 тыс.

Себестоимость сланцевой нефти в сша 2022

Все эти разработки, а также другие проекты освоения арктического сектора России на полуостровах Ямал и Гыдан на южном побережье Карского моря, находятся в непосредственной близости от Северного морского пути. Севморпуть пересекает Карское море и уже введен в эксплуатацию, но в дальнейшем мыслится основным транспортным маршрутом для монетизации этих ресурсов на мировых нефтегазовых рынках, особенно в Китай.

По данным «Газпромнефти», доставка 144 000 тонн бессернистой легкой нефти марки «Новый порт» с полуострова Ямал в китайский порт Яньтай на Бохайском море из северо-западного порта Мурманска ушло 47 дней. «Благодаря успешному опыту продаж арктической нефти на европейском рынке и глубокому пониманию рынков Азиатско-Тихоокеанского региона „Газпромнефть» предлагает азиатским партнерам нефть сорта „Новый порт» по уникальной круглогодичной логистической схеме», — сказал заместитель генерального директора «Газпромнефти» по логистике, переработке и продажам Анатолий Чернер. Месяц спустя «Газпромнефть» объявила о создании нового совместного предприятия с англо-голландским супергигантом Royal Dutch Shell, специализирующимся на разведке и разработке нефтегазовых ресурсов в районе Гыданского полуострова, в частности на Лескинском и Пухуцяяхском лицензионном участке.

Китайская сторона этих арктических проектов полностью в согласии с подписанным в 2014 году 30-летним соглашением на сумму 400 миллиардов долларов на экспорт громадных объемов по газопроводу «Сила Сибири» (с российской стороны обязательства выполняет «Газпром», с китайской — Национальная нефтегазовая корпорация). По соглашению, вступившему в силу в 2022 году, растущая экономика Китая получит по 38 миллиардов кубометров природного газа в год — в общей сложности за весь договорной срок более 1 триллиона кубометров.

Недавно генеральный директор «Роснефти» Игорь Сечин сообщил президенту России Владимиру Путину об официальном начале работ по проекту «Восток-Ойл»: «В настоящее время поисковые и разведочные работы ведутся по графику», — и добавил, что проектные работы по нефтепроводу протяженностью 770 км и в порту завершены. Сечин также пообещал Путину создать «новую нефтегазовую провинцию» на сибирском полуострове Таймыр, сообщив, что во всей своей полноте проект подразумевает инвестиции в размере 10 000 миллиардов рублей (135 миллиардов долларов США) и насчитывает два аэропорта и 15 «промгородков».

Для России эта сделка не только разумна экономически, но огромна и политическая выгода: Москва заручилась важным рынком сбыта на случай дальнейших санкций со стороны США против масштабных сделок с Европой. Кроме того, соглашение расчистило путь крупным китайским инвестициям в энергетическую и транспортную инфраструктуру России и гораздо более широкому и глубокому сотрудничеству (в том числе военному) на ближайшие 30 лет.

Себестоимость сланцевой нефти и газа

Согласно данным EIA бурение и обустройство скважин составляет около 25% всех затрат. На работы и материалы для гидроразрыва (ГРП) приходится более половины стоимости работ по обустройству. Стоимость песка для гидроразрыва в абсолютных цифрах может достигать 1’000’000 долларов на одну скважину! При таком состоянии дел может случится так, что, по аналогии с ОПЕК, появится ОСЕК — «Организация стран — экспортеров песка»! 🙂
Резкое увеличение удельной величины стоимости гидроразрыва объясняется следующим образом.

Читайте также:  Где ставить печать в ттн перевозчику

Для этого газового месторождения ситуация с эксплуатационными расходами обстоит хуже всего — они больше рыночных цен на газ! В абсолютных цифрах затраты составляют от $12 до $30 в пересчете на баррель нефтяного эквивалента, что соответствует $80 — $190 за, привычные нам 1000 кубометров природного газа. А цены на газ, в привычных нам единицах, составляли $78 — $110. Положение спасает только близость конечных потребителей к этому месторождению, конечные цены которых выше оптовых, а затраты на транспортировки относительно невысокие. Около половины затрат приходится на оплату труда — от 45% до 60%, по четверти на утилизацию воды — от 20% до 35% и ремонт — от 20% до 30%.

Согласно закона о банкротстве, компания сможет реструктуризовать свои долги за счет «кидка» инвесторов. Процедура банкротства в США позволяет сохранить бизнес компаний. Некоторые известные компании проходили через эту процедуру несколько раз, например Форд.

На сайте Chesapeake Energy появилось сообщение от 28.06.2022, в котором говорится о том, что компания добровольно подала заявку на получение защиты по 11 главе закона о банкротстве. И это не смотря на то, что нефтяные котировки находится на максимумах за последние 4 месяца! Где же заявленные новые технологии, которые снижают себестоимость сланцевой добычи?

Да именно аферу. Всю индустрию сланцевой добычи нефти в США позволяет так назвать признаки того, что допускаются массовые и широко применяемые манипуляции с отчетностью.
Дело в том, что срок службы сланцевой скважины совсем небольшой, около 5 лет, в отличие от классических скважин, которые могут служить по полвека. А начальные затраты на бурение и обустройство скважины составляют очень значительные суммы. В такой ситуации компании должны списывать амортизацию скважин равномерно и ежегодно или хотя бы в момент когда скважина выведена из эксплуатации. Но тогда бы у сланцевых компаний не было бы прибыли вообще, даже в самые тучные нефтяные годы!
Скрывая в отчетности что скважины уже выведены из эксплуатации и не списывая затраты понесенные на ее обустройства нефтяные компании показывают формальную прибыль. Под эту прибыль берут кредиты и привлекают заемные средства или даже проводят IPO или SPO. Понятно, что на постоянной основе так делать не получится. Наступает момент, когда, даже действия по манипуляции с отчетностью, не позволяют компании показать прибыть. Тогда компания списывает все вышедшие из эксплуатации скважины и показывают гигантские убытки. Как говорится — семь бед — один ответ!

Президент и крупнейший совладелец ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов 11 марта на конференц-звонке по итогам финансовой отчетности за 2022 год выразил надежду, что ОПЕК+ найдет способ стабилизировать цены уже в марте. «Я глубоко убежден, что в такой ситуации, как сегодня, с проблемой с вирусом, с проблемой с экономикой в Китае, производителям нефти надо координировать свои действия», — подчеркнул он.

Вместо льгот для поддержания добычи российским компаниям может грозить очередной рост налоговой нагрузки для пополнения бюджета, предупреждает Маринченко. Российский бюджет балансируется при цене Urals $42,4 за баррель, а 10 марта цена этого сорта нефти упала до $31,4 за баррель.

Это решение было принято на фоне достаточно комфортных нефтяных котировок. Фьючерсы на нефть сорта Brent в тот момент торговались в районе $63–64 за баррель, то есть вблизи максимальных значений за последние два с половиной месяца. Более того, Саудовская Аравия добровольно приняла на себя обязательство сдерживать нефтедобычу сверх собственной квоты еще на 400 тыс. баррелей в сутки. В то же время незадолго до саммита ОПЕК+ участники нефтяного рынка гадали о том, будет ли, по крайней мере, продлено уже действующее соглашение.

В ситуации стабильного положения на рынке нефти и газа такое решение можно было бы пережить. Однако сама «сланцевая революция» в США произошла не от хорошей жизни: в Штатах еще с конца 1980-х наблюдалось медленное, но постоянное падение производства из-за опустевших старых газовых и нефтяных месторождений и необходимости освоения новых.

Россия имеет около 7% от запасов сланцевой нефти в мире. Политика РФ в отношении «лёгкой» нефти настроена всерьёз на большие перспективы по освоению технологий добычи. На сегодняшний день особый резонанс вызывает месторождение в Югре — Баженовская свита. В действительности официальное наименование — Пальяновское месторождение.

GAME OVER

Этим «baby» бин Салман обращался то ли к официальному Вашингтону, то ли к нефтяникам США. Девиз «Drill, baby, drill!» использовали «пионеры» сланцевой отрасли, изначально ориентированные на объемы бурения безотносительно к прибыльности. А сам «сланец» был предметом гордости Капитолия – символом энергонезависимости Америки.

Точных данных об объемах сжигаемого на сланцевых скважинах газа в природе не существует. США эту статистику не показывают, но то, что сжигают они больше, чем все остальные мировые месторождения, понятно из картинки ночного неба Техаса. По яркости свечения Eagle Ford (второй по значимости после Bakken сланцевый бассейн) не уступает мегаполисам.

Волна банкротств сланцевых компаний США оптимизировала долги, списав их большую часть (11 глава американского закона о банкротствах позволяет это). Банкротства сопровождались выкупом сланцевых компаний со стороны так называемой Big Oil (Chevron, ExxonMobil), структура запасов и добычи которой позволяет привлечь в отрасль дополнительные кредиты.

В бытовой трактовке использованный принцем термин («over» – здесь больше подходит) означает нечто среднее между церковным «Аминь!» и подцензурным «Капец!». Иными словами, постоянному и безостановочному бурению в США, по мнению бин Салмана, пришел окончательный и бесповоротный конец. Не хватило только завершающего «Thank you for playing!» («Всем спасибо, все свободны!»).

На одном из самых эффективных сланцевых месторождений США Bakken средний дебит первичной скважины составляет 240-300 б/с. Первый год эксплуатации скважина дает в среднем около 72% от начального уровня, после 2 лет – 34%, после 3-х – 22%, после 4-х – 17%. За 3 года спад составляет 85%. Для сравнения, средний дебит скважин Ванкорского месторождения – 3,5 тыс б/с, а в Ираке в отдельных случаях – 10 тыс б/с.
Быстрая исчерпаемость сланцевых скважин требует постоянного бурения новых не только для роста добычи, но и для поддержания прежнего уровня. Это тот самый случай, когда «нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!».

В результате по общему объему добычи нефти США вышли на планку в 10 млн барр. в сутки, что вплотную приблизило их к позициям лидеров – Саудовской Аравии (10,6 млн) и России (11 млн). Трамп радует нацию тем, что десять лет назад Америка покрывала импортом 60% своего потребления, тогда как в первом квартале 2022 года ей требовалось всего 20%. Но гораздо более важным вопросом становятся дальнейшие перспективы формирующегося тренда, уже получившего у специалистов неофициальное наименование «второй сланцевой волны».

Справедливости ради следует сказать, что уравнение это одним фактором не ограничивается. Тут сыграют результаты текущей конкуренции между Россией и США в Азии, прежде всего в Китае и Индии, куда Москва активно перенаправляет свою дешевую и легкую нефть из Сибири и новых месторождений Дальнего Востока.

Нефтяные корпорации потому и называются транснациональными, что работают они везде, вне зависимости от принадлежности конкретных участков. Пока их услуги требовались в России, в Иране, на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке, развитие добычи в самих Штатах их особо не интересовало по причине более низкой рентабельности.

В результате упомянутых выше событий в ближайшие два года американская сланцевая добыча имеет все шансы вырасти еще где-то от 0,9 (худший сценарий) до 1,6-1,8 (лучший сценарий) баррелей в сутки, подняв Америку на позицию ведущего нефтедобытчика планеты. С этого момента начинается большая и серьезная неопределенность.

Сначала все шло хорошо. За четыре года совокупный объем сланцевой добычи подскочил в четыре раза – с 1,4 до 5,5 млн барр. в сутки. Геологи «нашли» семь крупных месторождений, из которых наиболее удобными и дешевыми к разработке оказались два: Пермский в Техасе (месторождение Alpine High и другие) и месторождение Bakken на границе с Канадой. Но потом начались сложности.

Читайте также:  Образец выписки из трудовой книжки 2022

То есть, при цене на нефть WTI в 40 долл./барр. в среднем в 2022 г. CFO сланцевиков останется на прежнем уровне, соответственно, и расходы на добычу не увеличатся. Но при прогнозируемых нами средних ценах WTI в 50,5 долл./барр. на 2022 г. можно ожидать роста CFO на 25-30%, а значит есть вероятность того, что компании будут инвестировать в добычу.

С капитальными расходами на разведку и добычу хорошо коррелируют денежные потоки от операционной деятельности (СFO), которые являются ключевым фактором для активности в сфере добычи нефти. CFO – считается как выручка за вычетом всех эксплуатационных расходов, лицензионных платежей, валовых и чистых налогов.

Более высокие цены на нефть в 2022 г. (относительно 2022 г.) и низкая себестоимость сигнализируют о возможном восстановлении добычи нефти в США. Однако мы считаем, что рост будет медленным, поскольку сланцевые компании будут жестко контролировать расходы, предпочитая сдерживать инвестиции в добычу.

Очевидно, что рост цен на нефть благоприятствует увеличению и денежных потоков компаний. В свою очередь это может побудить сланцевиков США к наращиванию капзатрат и, соответственно, добычи. Дополнительным фактором выступает и довольно низкая себестоимость: для поддержания стабильного уровня добычи сланцевым компаниям нужна нефть WTI по цене от 35 до 40 долл./барр. (среднее для Пермского бассейна и Игл Форд) и 40-45 долл./барр. (среднее для Баккена и Денвера).

Независимые нефтегазовые компании США, специализирующиеся на добыче сланцевой нефти, сократили капитальные затраты на разведку и добычу до самого низкого уровня за последние 10 лет в 3 кв. 2022 г., по данным Института энергетического экономического и финансового анализа (IEEFA). Так, затраты снизились на 58% г/г для группы из 33 производителей, отслеживаемых IEEFA, после снижения на 44% во 2 кв., когда цены на нефть резко упали. Но за счет восстановления цен в 3 кв. и еще большего сокращения расходов сланцевики сгенерировали рекордно высокий свободный денежный поток с начала бума гидроразрыва пласта (с 2010 г.).

С учетом заключенной в апреле сделки ОПЕК+ (предполагает среднесуточное сокращение добычи на 9,7 млн барр. в мае – июне), а также падения добычи в других странах с мирового рынка уже ушло около 14–15 млн барр. Об этом заявил 25 мая министр энергетики России Александр Новак на заседании рабочей группы Государственного совета по направлению «Энергетика». Пока профицит составляет около 7–12 млн барр./сутки, но Минэнерго рассчитывает, что в июне – июле рынок сбалансируется благодаря росту потребления.
В России добыча будет сокращаться с уровня февраля (10,5 млн барр.) до целевого показателя по соглашению ОПЕК+ в 8,492 млн, объяснял Новак в конце апреля. Таким образом, в мае – июне Россия должна снизить добычу примерно на 19% (около 2 млн барр./сутки).

Особенность сланцевых месторождений в том, что скважины там быстро иссякают. Без инвестиций в новые скважины у многих компаний добыча за год сократится на 30–50%, по оценкам Wood Mackenzie. Ведущие участники отрасли сократили запланированные на этот год затраты на бурение в среднем на 48%, выявил анализ The Wall Street Journal (WSJ). Количество работающих в США нефтяных буровых установок за неделю по 22 мая уменьшилось до 237 по сравнению с 797 годом ранее, по данным Baker Hughes. Это минимум с июля 2009 г.

В начале следующего года среднесуточная добыча в США сократится до 10,8 млн барр., прогнозирует EIA (в январе управление ждало роста до 13,5 млн барр.). По мнению Дэниела Ергина из IHS Markit, она может составить около 9 млн барр. летом 2022 г., прежде чем постепенно восстановится до 11 млн барр. «Мы уверены, что капиталовложения в добычу в США значительно уменьшатся», – утверждает гендиректор EOG Resources Билл Томас (цитата по WSJ). По его мнению, в ближайшие годы нефтедобыча в стране вряд ли вернется на докризисный уровень.

Многим участникам отрасли теперь грозит банкротство. Одна из крупнейших нефтяных компаний в Северной Дакоте – Whiting Petroleum – уже объявила о начале этой процедуры в апреле. А в мае один из пионеров сланцевого бума – Chesapeake Energy – предупредил, что, возможно, не сможет продолжить работу. В I квартале компания списала стоимость активов на $8,5 млрд.

К середине мая нефтедобыча в США сократилась до 11,5 млн барр./сутки, согласно EIA. Но есть еще более пессимистичные оценки. По подсчетам Genscape (входит в Wood Mackenzie), к 20 мая она снизилась почти на 20%, упав ниже 11 млн барр./сутки по сравнению с рекордными 13,24 млн барр./сутки в марте. Сильнее всего она уменьшилась в Пермском бассейне в Техасе (на 1,15 млн барр.) и на другом крупном сланцевом месторождении – Баккен в Северной Дакоте (480 000 барр.).

Аналитик: Высокие цены на нефть приведут к росту добычи сланцевой нефти в США

Напомним также, что в конце I квартала 2022 года по мировому нефтяному рынку прокатились несколько волн падения цен на «черное золото». Негативная ситуация была вызвана целом комплексом факторов: общим перепроизводством сырья, резким падением спроса на фоне стремительного распространения коронавирусной инфекции COVID-19 (11 марта было объявлено о пандемии) и опасениями по поводу ее влияния на глобальную экономику, а также развалом сделки ОПЕК+ (официально с 1 апреля, но фактически после безрезультатных переговоров стран-нефтепроизводителей на встрече 6 марта в Вене).

В течение 2022 года страны ОПЕК+ проводили встречи, корректируя параметры сделки с учетом ситуации на мировом нефтяном рынке, — начав с мая сокращать нефтедобычу на 9,7 млн баррелей в сутки, они в августе ослабили ограничения до 7,7 млн на период до конца 2022 года.

«В пятницу будут опубликованы еженедельные данные Baker Hughes о числе буровых установок в США на этой неделе. Высокие цены на нефть уже вызывают разговоры о возможном наращивании добычи сланцевой нефти в Штатах. Буровая активность в крупнейшей экономике мира, впрочем, уже несколько месяцев постепенно повышается», — указывает Кожухова.

Впрочем, 12 апреля страны ОПЕК+ согласовали новую сделку, участниками которой стали 23 государства. Соглашение рассчитано на 2 года — с 1 мая 2022-го до 1 мая 2022-го. Новая сделка ОПЕК+ стала вынужденной реакцией нефтедобывающих стран на ситуацию на рынке и давление со стороны США. Однако в целом она не перекрыла объемов снижения мирового спроса, к тому же на рынке скопились огромные запасы сырья.

По ее словам, сегодня мировой нефтяной рынок демонстрирует «умеренно негативный настрой». «Ближайшие фьючерсы на нефть Brent и WTI к середине сессии в РФ оставались в умеренном минусе и теряли менее 0,5%, консолидируясь после повышения в предыдущие сессии», — говорится в обзоре эксперта.

Чем обернутся для России сланцевые мучения США

Американские отраслевые аналитики уже оценили возможный запрет как серьезный удар по индустрии. Она и без того падает на фоне низких цен на нефть — по прогнозу минэнерго страны, общий объем добычи сланца в феврале упадет до 7,5 млн баррелей в день. Это самый низкий показатель с июня 2022 года.

К факторам, влияющим на нефтяные цены, эксперты относят смягчение санкций к Ирану и Венесуэле, а также темпы вакцинации и ситуацию с COVID в целом. «Более долгосрочный̆ фактор — темпы роста рынка электромобилей. Рост их продаж будет оказывать влияние на уровень долгосрочных средних цен», — полагает Танурков.

Управляющий директор ИК «Универ Капитал» Артем Лютик напомнил еще об одном предвыборном обещании Байдена — запретить технологию фрекинга (гидроразрыва пласта). Его реализация самым негативным образом скажется на добыче нефти и газа в США, и, как следствие, на ценах.

Цены на нефть фундаментально будут зависеть от главного фактора — баланса спроса и предложения. Им все равно, кто производит нефть — если с рынка уходит один игрок, его тут же заменяют другие. Так, долю США могут возместить Иран, Ливия, ОАЭ — любая страна, находящаяся в ОПЕК или вне ее. Это касается и России.

«На краткосрочном периоде лицензии у компаний есть. В долгосроке — при Байдене условия для сланцевиков будут хуже, большую поддержку получат проекты ВИЭ и сланцевая добыча вряд ли вернется к рекордным уровням годичной давности даже после пандемии», — прогнозирует аналитик по нефтегазовому сектору «Атон» Анна Бутко.

Подвешенное состояние сланцевой добычи США

Во-первых, технологии, совершенствующие и удешевляющие добычу сланцевой нефти и газа, пока не уперлись в потолок, они все еще являются драйвером для развития отрасли. К примеру, мы до сих пор не знаем, какой эффект в перспективе может дать применение искусственного интеллекта в добыче. Во-вторых, большую роль играет конъюнктура рынка. Как только мировой спрос на нефть начнет восстанавливаться, сланцевая добыча в США, как наиболее динамично развивающийся сегмент, быстро откликнется и быстрее других начнет восстановление. Ресурсы для этого в стране есть. В том же бассейне Permian задействовано только 2-3 горизонта из 8 известных», — рассказывает эксперт.

Читайте также:  Что делать если магазин не возвращает деньги за товар

Что касается нефункционирующих скважин, то объемы работ по подготовке их к запуску, как пишет S& P, «сорвались с обрыва» в марте и продолжили падение до мая включительно. Количество бригад, занимающихся процессом гидроразрыва пласта, сократилось очень быстро, но уже к июню 2022 года их активность начала восстанавливаться. «ГРП — предвестник близкой добычи, ведь это заключительный этап завершения строительства скважин перед их вводом в эксплуатацию», — говорится в докладе S& P. Впрочем, рост все равно пока слишком незначительный.

Итог — в США началось восстановление числа буровых установок, но оно слишком медленное. В декабре 2022 года в Соединенных Штатах работало 804 шт. нефте- и газодобывающих установки против нынешних (данные за октябрь) 269 шт. Для предприятий, занимающихся добычей сланцевой нефти и газа в США, первые три квартала 2022 года выдались весьма трудными. За этот период совокупная задолженность разорившихся компаний достигла $53,72 млрд, что на $27,95 млрд больше, чем за весь 2022 год. В американской юридической фирме Haynes & Boone уверены, что в четвертом квартале количество банкротств еще более возрастет.

Негативный настрой относительно сланцевой отрасли в США царит не только в международных организациях и американских ведомствах, но и среди самих компаний Соединенных Штатов. К примеру, глава Occidental Petroleum — одной из крупнейших американских сланцевых компаний — Вики Холлуб на форуме Energy Intelligence заявила, что добыча нефти в США никогда не вернется на рекордный уровень 13 млн б/с, который был достигнут в начале 2022 года.

Правда, в случае с поставками в Китай ситуация неопределенная. Несмотря на договоренность Вашингтона и Пекина об экспорте американских энергоносителей в Поднебесную на сумму в $52 млрд, между странами может с новой силой вспыхнуть торговая война. В ходе нее Пекин может применить заградительные пошлины, как это уже было в прошлом году», — отметил эксперт.

Денежное бегство: чем резкое падение инвестиций может угрожать сланцевой промышленности США

Между тем отток инвестиций из отрасли значительно усилился весной 2022 года, когда влияние пандемии COVID-19 и ослабление мирового спроса на углеводороды привели к рекордному обвалу нефтяных цен. Так, в апреле котировки эталонной марки Brent впервые за 21 год опускались ниже $16 за баррель, а стоимость сырья американского сорта WTI падала до отрицательных значений и в моменте достигала минус $37,6 за баррель, чего прежде никогда не случалось.

«Если раньше сланцевая индустрия рассматривалась инвесторами как один большой стартап и инвестиции всегда превышали сумму дохода, то теперь инвесторы требуют от компании финансировать буровую активность исключительно за счёт дохода самого сланцевика», — объяснили в Rystad Energy.

«В отсутствие каких-либо надежд на улучшение экономических условий для американских нефтедобывающих компаний в ближайшем будущем есть основания ожидать, что до конца этого года значительное число компаний продолжат прибегать к банкротству как к инструменту защиты от кредиторов», — отмечают специалисты Haynes & Boone.

«Инвесторы ориентируются на количество работающих скважин в США как на показатель состояния всего нефтяного сектора страны. Тем более что сланцевая нефть стала одним из факторов, который влияет на цены — чем больше добывается нефти в США, тем большая конкуренция на рынке и колебание цен», — пояснил Деев.

По словам Алексея Кириенко, ослабление американской сланцевой промышленности сдерживают низкие процентные ставки в США и наличие финансовой поддержки от правительства страны. Как объяснил эксперт, такие условия позволяют сгладить проблемы отрасли, но при этом компании по-прежнему продолжают работать в убыток.

Уполномоченный Железнодорожной комиссии Техаса считает, что восстановление сланцевых компаний в США не будет быстрым, так как отрасль оказалась в ситуации беспрецедентного падения спроса из-за пандемии коронавируса и не получила помощи от правительства. «Поэтому, когда вернется спрос, будет меньше возможности его удовлетворить. Отрасль будет лихорадить и мы увидим еще немало банкротств и закрытий. Но цены пойдут вверх и к концу 2022 года мы можем получить $ 100 за баррель», — поделился своим прогнозом Райян Ситтон.

«С марта по октябрь 2022 года цены WTI находились на уровне $ 69 за баррель. В течение этого времени количество работающих буровых в США и Техасе составляло 1000 и 500 единиц. В то же время в Техасе еженедельно выдавалось 317 разрешений на бурение. С октября 2022 года по февраль 2022 года средняя цена WTI упала на 19% — до $ 56, а вместе с ней на 20% меньше стало буровых установок и на 33% — запросов и выдач разрешений на бурение», — заметил Райн Ситтон. В результате, делает вывод он, для жизнеспособности сланцевой добыче необходима нефть по цене в $ 70: «Поэтому для сотен компаний, надеющихся избежать банкротства, и десятков тысяч рабочих цена нефти в $ 35, $ 45 и даже $ 55 не значит, что производство возобновится».

Из-за сокращения мировой добычи цена североамериканской нефти марки WTI выросла за последний месяц выше $ 30 за баррель. Однако сланцевой добыче необходима куда более высокая цена, чтобы восстановится. Об этом написал в RealClear Energy уполномоченный Железнодорожной комиссии Техаса Райан Ситтон. Комиссия является регулятором в крупнейшем добывающем штате США. А сам Райан Ситтон стал знаменит после того, как Вашингтон раздумывал над тем, чтобы принудительно сократить добычу через регуляторов штатов, и тот провел даже телефонные переговоры с министром энергетики России и кронпринцем Саудовской Аравии.

Напомним, что во второй половине апреля нефть марки WTI из-за падения спроса и ограниченного места в хранилищах в США достигала и отрицательных цен. И лишь по мере сокращения добычи во всем мире стала восстанавливать свои позиции. Как сообщало издание The Financial Times, на банкротство подали 17 сланцевых компаний, чей совокупный долг составил $ 14 млрд, и до конца года их количество может увеличиться до 73-х. При этом, отметило американское издание, цена на нефть марки WTI уже не падает до отрицательных значений, как в апреле этого года, однако уровень в $ 30 за баррель все равно вдвое ниже январских значений, и если все останется как есть, то в следующем году еще 170 производителей могут объявить себя банкротами.

Оживление добычи сланцевой нефти в США может откатить котировки до 65-70 долларов

Если США продолжат увеличивать добычу сланцевой нефти, не будучи связанными обязательствами с ОПЕК+, это может привести к коррекции цен на рынке. Сейчас стоимость нефти перегрета и находится на рекордных уровнях за последние шесть лет, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» финансовый аналитик Алексей Коренев.

В 2022 году стоимость нефти падала ниже 30 долларов за баррель, а средняя цена в 41 доллар стала самой низкой с 2003 года. Разработку нефтяного сланца вести стало невыгодно. В результате одна часть добывающих компаний разорилась, а другая – заморозила производство на неопределенный период.

Недавно аналитики компании Rystad Energy прогнозировали, что США не смогут увеличивать добычу сланцевой нефти такими же высокими темпами, как до пандемии. Ожидается, что Штаты будут наращивать производство не более чем на 500-600 тыс. баррелей в сутки. Однако эти объемы в совокупности могут оказать влияние на рынок.

«При нынешних ценах более 70 долларов за баррель, добывать сланцевую нефть снова стало выгодно. Особенность состоит в том, что сократить или увеличить ее добычу можно очень оперативно. В отличие от классических методов, в этом случае не применяется глубинное бурение и станки-качалки. Естественно, американские нефтяники быстро увеличили добычу, как только на этом стало можно заработать», – комментирует Коренев.

«В свое время объемы сланцевой нефти снижались, так как ее себестоимость очень высока, – объясняет Алексей Коренев. – Сланцевая нефть является одной из самых дорогих, она сравнима только с добычей нефти на шельфе: в труднодоступных районах Севера или в Мексиканском заливе».

Adblock
detector