Возможна Ли Компенсация Морального Вреда По Мошенничеству

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

Право на возмещение государством вреда, причинённого незаконными действиями (или бездействием) органов госвласти или их должностных лиц закреплено в Конституции (статья 53), а в реабилитацию включено и устранение последствий морального вреда (статья 133 УПК), напоминает ВС.

Если суд пришёл к выводу о необходимости взыскания ущерба, то её сумма должна быть адекватной и реальной, в противном случае присуждение чрезвычайно малой, незначительной компенсации приводило бы к отрицательному результату, создавая у потерпевшего впечатление пренебрежительного отношения к его правам, подчеркивает высшая инстанция.

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу жительницы Екатеринбурга, против которой в 2014 году возбудили уголовное дело по обвинению в мошенничестве. Спустя три с половиной года ее оправдали ввиду непричастности к совершению преступления. Заявительница потребовала возместить ей моральный вред, нанесённый необоснованным уголовным преследованием, который она расценила в 3 миллиона рублей.

«Суд при определении размера компенсации морального вреда не учёл процессуальные особенности уголовного преследования, продолжавшегося 3 года и 6 месяцев, меры процессуального принуждения, что ограничило права (заявительницы) и отразилось на её личной, семейной жизни, а также характеристике истца по месту работы», — считает ВС.

Ленинский районный суд Екатеринбурга, исковые требования удовлетворил частично, снизив компенсацию в 60 раз и взыскав всего 50 тысяч рублей. Суд посчитал, что истица ничем не подтвердила ненадлежащие условия содержания в СИЗО, повлёкшие ухудшение состояния здоровья истца, а доводы о физическом, психическом и психологическом воздействии следователей, а также о нравственных переживаниях в связи с госпитализацией в психиатрический стационар не нашли своего подтверждения.

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

«В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)», – добавляет Алексей Токарев.

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Как возместить моральные или материальные потери от мошенничества

Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, подразумевает причинение потерпевшему имущественного ущерба. Предъявление гражданского иска по данной категории дел — один из способов восстановления нарушенных прав потерпевшего. Материальный ущерб определяется в твердой сумме, исходя из стоимости имущества (прав на имущество), похищенного у потерпевшего.

Обращаю внимание, что в настоящее время изменился порядок подачи иска: теперь истец должен направить иск и приложения к нему ответчику и иным заинтересованным лицам, если таковые имеются, заказным письмом с описью вложения в конверт, а уже потом с приложением почтовой квитанции подавать исковое заявление в суд.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска истец освобождается от уплаты государственной пошлины. В любом случае исковое заявление адресовано в суд, который в будущем будет рассматривать уголовное дело.

Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда. В данном случае размер морального вреда определяется потерпевшим в каждом конкретном случае индивидуально, исходя из его физических и нравственных страданий, причиненных ему в результате преступления.

— В соответствии со статьей 44 Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением.

«Должно быть достаточно ясным то, что чувство Дамоклова меча, занесенного вследствие действий лица, преступившего уголовный закон, не требует доказывания несения моральных и нравственных страданий в течении длительного времени», — считает Дергунов. «Современная практика компенсации морального вреда в России ждет кардинальных изменений», — добавляет он.

Поначалу Чертановский районный суд Москвы иск удовлетворил. Но после того как Верховный суд РФ в январе 2014 года отменил это решение и направил дело на новое рассмотрение первой инстанции, тот же суд в иске Крутову отказал. Более того, год спустя Чертановский райсуд признал его виновным «в совершении покушения на мошенничество в особо крупном размере, не доведенного до конца по не зависящим от него обстоятельствам» (ст.159 УК РФ). Крутова обязали выплатить в пользу потерпевшей судебные издержки в размере 6 тыс. рублей. Но Трубилову это не устроило: она требовала взыскать с нарушителя компенсацию морального вреда в размере, практически идентичном сумме мошеннического иска — 7,5 млн рублей. Но суд отказал ей в этой части. Апелляционная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в марте 2015 года оставила приговор без изменения, а в принятии кассационных жалоб потерпевшей отказали. Сам Крутов на суде заявил, что полагает заявленный размер компенсации завышенным.

В КС Трубилова оспаривала конституционность нескольких законодательных норм, устанавливающих механизм компенсации морального вреда. Ей показалось, что они ставят запрет на получение компенсации в таких случаях, как у нее — когда произошло нарушение имущественных прав потерпевшего. Оспариваемыми нормами стали ч.1 и ч.4 ст.42 УПК РФ, согласно которым потерпевшим является физическое лицо, «которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред», а «размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства». А также ч.4 ст.159 УК РФ, устанавливающая содержание понятия «мошенничество». Подверглась критике со стороны Трубиловой и ст.151 ГК РФ, согласно которой, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания), суд принимает во внимание «степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред».

«В целом практика таких взысканий по имущественным спорам сегодня положительна для пострадавших», — говорит Павел Ивченков, юрист бюро «Деловой фарватер». По его словам, если они являются жертвами покушения на имущество и могут доказать факт перенесенных из-за этого физических или нравственных страданий, то «суд обычно встает на их сторону, но зачастую уменьшает размер запрашиваемой компенсации». В этом деле истице просто не удалось доказать наличие причиненного вреда, уточняет юрист. А сделать это обычно можно «справками об ухудшении здоровья на фоне преступления, нервными срывами, депрессиями» или даже «травлей в соцсетях».

Москвичка Майя Трубилова чуть не стала жертвой мошенника и дошла до Конституционного суда в попытках отсудить у него моральную компенсацию. После смерти своего отца заявительница приняла долю в наследстве «в виде квартиры и денежной компенсации», но его знакомый, Евгений Крутов, подал судебный иск, по которому просил взыскать с нее «долг наследодателя» на сумму 7 млн 371 тыс. рублей, а также проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами в размере 716 тыс. рублей.

Читайте также:  Возврат комиссии банка за перечисление дивидендов физическим лицам

Право потерпевшего на компенсацию ему морального вреда

Потерпевший вправе предъявить иск о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда. Под иском в этом случае понимается письменно оформленное адресованное органу предварительного расследования, прокурору, судье или суду требование потерпевшего о возмещении причиненного ему преступлением (общественно опасным деянием) в соответствующей форме морального ущерба.

Если при разбирательстве дела суд все же придет к выводу о необходимости передать вопрос о размерах гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, то он, при наличии к тому оснований, вправе частным определением обратить внимание соответствующих должностных лиц на допущенную неполноту предварительного расследования, повлекшую необходимость принятия указанного решения.

При постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу потерпевшим гражданский иск. Лишь при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, и когда это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и по другим вопросам, возникающим при постановлении приговора, суд может признать за потерпевшим (гражданским истцом) право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу».

Моральный вред подлежит возмещению не только согласно содержанию ч. 4 ст. 42 УПК РФ, но и в соответствии с положениями ст. ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ. Возмещается таковой в денежном выражении, то есть исчисляется в определенной сумме денежных средств. Денежное выражение морального вреда может быть реализовано лишь в валюте Российской Федерации. Причем не в любой разновидности валюты, а лишь в денежных знаках в виде банкнот и (или) монет Банка России, находящихся в обращении в качестве законного средства наличного платежа на территории Российской Федерации.

7. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.
В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 г., так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (статья 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации).

1. Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу). Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок. Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст. 44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска. Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

При определении размера компенсации суды учитывают степень и характер физических и нравственных страданий, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и другие обстоятельства (п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 № 17).

Адвокат адвокатской конторы Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × Ольга Туренко считает необходимым на законодательном уровне определить критерии размера компенсации морального вреда. «Судебный акт выносится от имени государства, он не должен полностью зависеть от субъективного мнения судьи. Иначе в практике будет неравенство по этой категории дел», – объясняет Туренко. С 2022 года на рассмотрении Госдумы был Законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование». Он предлагает установить 15 000 руб. в день в качестве минимального размера компенсации за незаконное заключение под стражу и лишение свободы, а также не менее 5000 руб. в день за незаконные меры пресечения, не связанные с изоляцией от общества. Но законопроект получил отрицательное заключение правительства и оказался в архиве.

Читайте также:  Выплаты на 3 ребенка в 2022 году в краснодарском крае

Если уголовное дело завершилось оправдательным приговором или уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования, то пострадавший вправе взыскать имущественный и моральный вред. Размер компенсации полностью зависит от усмотрения суда. Поэтому единой практики нет.

Единственная устоявшаяся тенденция – значительное снижение выплат: 3000 руб. вместо 1,5 млн руб. (№ 2-744/2022), 38 000 руб. вместо 300 000 руб. (№ 2-5326/2022). При этом пострадавшие содержались под стражей. Выходит, что в судебной практике нет четкой зависимости между длительностью сроков преследования и размером компенсаций.

Но больше всех «отличился» Замоскворецкий суд Москвы, решение которого поддержал Московский городской суд (№ 02-3193/2022, № 33-12292/2022), в деле студента Никиты Костина. Его обвинили в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК). Но в итоге прокурор признал, что Костин к преступлению не был причастен, и отказался от обвинения. За студентом признали право на реабилитацию и освободили. Хотя Костин требовал 4 млн руб., в его пользу взыскали всего 10 000 руб. за полтора года в СИЗО, или 20 руб. в день.

9. Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.
Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу.

10. При рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме. Учитывая это, государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера.

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о компенсации за нанесенный моральный вред, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие, порождают вопросы, требующие разрешения.

Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 г., так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (статья 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации).

4. Рассматривая требования потерпевшего о компенсации перенесенных им нравственных или физических страданий, следует иметь в виду, что вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулировались: частью 7 статьи 7 Гражданского кодекса РСФСР (в редакции Закона от 21 марта 1991 г.); статьей 62 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации», введенного в действие с 8 февраля 1992 г. (с 1 августа 1990 г. и до 8 февраля 1992 г. действовала статья 39 Закона СССР от 12 июня 1990 г. «О печати и других средствах массовой информации»); статьей 89 Закона Российской Федерации от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды» (введен в действие с 3 марта 1992 г.), действовавшей до 12 января 2002 г.; статьей 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (введен в действие с 7 апреля 1992 г.), действовавшей до 16 января 1996 г.; статьями 7, 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых 31 мая 1991 г., действие которых было распространено на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г., применявшихся до 1 января 1995 г.; статьями 25, 30 «Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей», принятых 24 декабря 1992 г., введенных в действие с 1 декабря 1992 г. и действовавших до 6 января 2000 г.; частью 5 статьи 18 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. «О статусе военнослужащих», введенного в действие с 1 января 1993 г. и действовавшего до 1 января 1998 г.; частью 5 статьи 213 КЗоТ РФ (в редакции Федерального закона от 17 марта 1997 г., вступившего в силу с 20 марта 1997 г. и действовавшего до 1 февраля 2002 г.); пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 18 июля 1995 г. «О рекламе», введенного в действие с 25 июля 1995 г. и действовавшего до 1 июля 2006 г.

ВС: При расчете компенсации за незаконное уголовное преследование учитывается и ущерб деловой репутации

За три с половиной года незаконного уголовного преследования Ф. потребовала от государства 3 млн руб. компенсации морального вреда. Ленинский районный суд Екатеринбурга удовлетворил требования частично – взыскал 50 тыс. руб. Истец не доказала, что ее здоровье ухудшилось из-за ненадлежащих условий в СИЗО, пояснила первая инстанция. Женщина ссылалась на «физическое, психическое и психологическое воздействие должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование», но не обжаловала их действия в суде. Эти утверждения, как и довод о нравственных переживаниях из-за госпитализации в психиатрический стационар, Ф. не подтвердила, решила первая инстанция.

Адвокат КА «Дом Права» Оксана Зубкова считает, что позиция Верховного Суда должна стать определяющей и руководящей при принятии решений о компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. «Это определение будет способствовать сокращению количества дел, заканчивающихся вынесением необоснованных решений. Суды первой инстанции будут обязаны руководствоваться позицией ВС и определять объективный размер компенсации, соразмерный срокам и характеру незаконного уголовного преследования», – считает эксперт.

Сейчас Оксана Труфанова сопровождает похожее дело: гражданина обвиняли в совершении тяжкого преступления, но суд с участием присяжных его оправдал. «Приговор устоял в ВС РФ, но, обратившись в суд за возмещением имущественного вреда в рамках ст. 135 УПК РФ, мы столкнулись с препятствием. Сначала первая инстанция пыталась принять заявление как гражданское дело, а затем, когда кассация постановила рассмотреть его по УПК, назначила за 740 дней содержания под стражей вместо запрошенных 20 млн руб. 500 тыс. компенсации. Апелляция оставила решение в силе, а кассация вернула дело в апелляцию, и сумма была увеличена до 2 млн руб. В настоящее время мы вновь обратились в кассацию, так как с такой компенсацией тоже не согласны», – рассказала юрист.

С Верховным Судом согласна и юрист ООО «Центр практических консультаций» Оксана Труфанова. По ее мнению, нижестоящие суды не только не дали оценку фактическим обстоятельствам дела, но и назначили «крайне ничтожную» компенсацию, которая не соответствует принципам разумности и справедливости. «Увы, такие решения не редкость – когда человек, подвергнутый незаконному уголовному преследованию, будучи реабилитированным, получает 50 тыс. руб. компенсации. Очень жаль, что в нашей стране судьи не отвечают за незаконные решения, не несут никакой ответственности. Я как юрист не могу говорить о моральной составляющей таких процессуальных документов – думаю, она всем понятна, – скажу, что ВС и суды кассационной инстанции, хоть и не часто, но встают на сторону реабилитированного заявителя и возвращают дела на новое рассмотрение», – отметила эксперт.

В январе 2014 г. в отношении Ф. возбудили уголовное дело о мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК). Женщину задержали и заключили под стражу, а через месяц изменили меру пресечения на залог. Позднее ей предъявили обвинение по двум эпизодам – в мошенничестве и в покушении на него (ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. ч. 4 ст. 159 УК). Однако Октябрьский районный суд Екатеринбурга решил, что женщина не причастна к преступлению и оправдал ее.

Компенсация морального вреда: нас ждут изменения

Споры по поводу компенсации морального вреда могут быть прекращены: 26.10.2022 прошло заседание Совета Федерации и Ассоциации Юристов, где обсуждалась нормализация выплат пострадавшему за причинённый вред. Компенсация морального вреда: какие перемены нас ждут?

Но неужели всё зависит исключительно от личностного восприятия судьи? Получается ли так, что на восприятие может повлиять поведение потерпевшего: например, не контролирующий свои эмоции человек сможет рассчитывать на большую сумму, чем тот, кто держит себя в руках? Будет ли такая компенсация равносильной потере? Именно подобного рода вопросы и подталкивают юридическое общество к обсуждению и дальнейшей стандартизации размера выплат.

Вопрос о соизмеримости назначенной суммы компенсации и причинённого вреда обсуждался множество раз, что связано с возникающими вокруг данных назначений спорами: бывают случаи, когда за смерть близкого человека пострадавший получает суммы, совершенно несопоставимые со степенью потери.

Читайте также:  Распределение жилья военнослужащим в москве в 2022 году

В статьях 151 и 1099 ГК РФ уточняется, что при установлении размера компенсации вреда учитывается как степень вины причинившего вред, так и степень причинённых физических и нравственных страданий потерпевшему, что, конечно, определяется для каждого пострадавшего индивидуально.

Конечно, из-за отсутствия чётких границ по оплате рождается некоторое количество курьёзных и даже абсурдных ситуаций. В судебной практике известны моменты, когда за бракованный телефон пострадавший получил пятьдесят тысяч рублей компенсации морального вреда, в то время как за смерть близкого человека суд назначил к выплате лишь пять тысяч рублей. К счастью, последний случай – единственный с подобным размером выплаты.

Размер компенсации морального вреда: как снизить неопределенность и повысить результативность

Основной чертой дел о возмещении морального вреда является размытость критериев, по которым суд принимает решение о размере компенсации. Поэтому юристы, зачастую, работают по таким делам интуитивно, пытаются использовать в большей степени эмоциональные факторы, не формулируют конкретных целей и все это, в результате, влечет за собой известную непредсказуемость результата этой категории споров.

Тем не менее, после проведенного анализа судебной практики у сторон может возникнуть соблазн сразу попросить обоснованную компенсацию. Этого делать ни в коем случае нельзя. Дело в том, что (в большинстве случаев) кроме вас судебную практику не будет дотошно исследовать никто из участвующих в деле лиц, и даже (вероятнее всего) судья (как ни странно, но жизнь показывает, что это так!). Однако, по опыту и судья, и другая сторона знают: истец будет завышать, а ответчик – занижать свои ожидания, поэтому, запрошенная компенсация должна быть уменьшена, причем значительно. Случаи удовлетворения компенсации в полном объеме – единичны. В итоге, судья, прочитав ваш иск с требованиями на реально обоснованную практикой цифру в 90 000 рублей уж точно не будет рассматривать её всерьез и вполне может присудить 20 000 руб. Таким образом, своей мнимой честностью вы наверняка навредите клиенту.

При этом, для рассматриваемой категории дел последние две характеристики (релевантность и сроки) затруднений обычно не вызывают: релевантность в данном случае означает наличие необходимых правовых оснований для получения компенсации и фактической возможности её получения с ответчика (проще говоря, его платежеспособности), а временные рамки во многом обусловлены реальными сроками рассмотрения дел и исполнения судебных решений. Хотя на сроки получения компенсаций также можно повлиять в ходе рассмотрения дела. Что касается первых трех элементов, то с ними нужно работать.

Соответственно, нужно воспользоваться любым общедоступным агрегатором (я лично использую Судакт.ру), сделать отбор по региону (в дальнейшем – еще и по суду), ввести необходимые ключевые слова, и проанализировать практику примерно за прошедший год. Отдельно необходимо изучить практику суда второй инстанции: какие решения устояли, в каких случаях размер компенсации был изменен, в какую сторону и почему?

Между тем, должный анализ материалов и несложная исследовательская работа при подготовке дела позволяет изначально устанавливать конкретные цели, лучше прогнозировать и оценивать результат, добиваться, в итоге, максимально приемлемой (часто — для обеих сторон) компенсации.

В назначенный день и час нужно прийти на заседание. Длится оно, как правило, недолго. Судья зачитает права и обязанности, выслушает стороны и вынесет решение. На мое заседание ответчик не пришел. Суд удовлетворил мои требования частично: сократил компенсацию морального вреда с 20 тысяч рублей до тысячи, а также присудил мне стоимость брюк. В пользу государства с магазина суд взыскал 400 рублей госпошлины и штраф в размере 749 рублей.

Гарантийный срок определяет бремя доказывания. Если гарантийный срок есть и действует, доказывать свою невиновность обязан изготовитель или продавец за свой счет. Обычно — при помощи экспертизы. Если гарантийный срок истек или его нет, продавец вправе запросить у покупателя доказательства производственного брака — что недостаток товара возник до его передачи покупателю.

Если бы я купила брюки, на которые гарантийный срок не установлен, впервые надела их через полтора года и они порвались, я все равно могла бы требовать компенсацию. В этом случае мне надо было бы доказать, что нитки были изначально гнилыми и именно они причина конфуза.

Бывает так, что консультант магазина не разбирается в законе. Он может не знать про то, что у потребителя есть 2 года, чтобы требовать у продавца исправить недостатки некачественного товара и возместить убытки. В этом случае просите более сведущего менеджера или управляющего. Закон на вашей стороне.

  1. Полностью восстановлены — товар можно вернуть или обменять.
  2. Компенсированы, то есть продавец должен возместить потребителю убытки.
  3. Восполнены сверх потерянного, то есть потребитель вправе рассчитывать на компенсацию морального вреда и неустойку.

Законодательством не установлена строгая формула расчета компенсации. Необходимо руководствоваться принципом разумности и обоснованности. Получив 10 тысяч рублей материального ущерба, не стоит просить 100 тысяч за моральный вред, такой иск в суде не удовлетворят. Размер компенсации устанавливает пострадавший, а суд, опираясь на материалы дела, доказательства, свидетельские показания, может удовлетворить данные требования или установить взыскание в меньшем объеме.

Возместить моральный вред потерпевший может, только если удастся доказать вину ответчика по делу. Нередко в суде принимают во внимание характер страданий, а также психологические особенности личности, это позволяет более точно и справедливо установить размер компенсации.

Определение термина «моральный ущерб» можно найти в Гражданском кодексе РФ. Согласно статье 151 ГПК, моральным вредом признаются физические и нравственные страдания, перенесенные из-за посягательства на нематериальные ценности граждан. Доказать моральный вред в суде можно, если в результате нравственных переживаний гражданин получил психические и физические травмы. Смерть родных, потеря работоспособности или должности, ограничение свободы, клевета, намеренное причинение боли — все это влечет за собой моральный ущерб для граждан.

Граждане должны понимать, что изначально необходимо доказать факт полученных страданий и повреждений, поэтому следует сохранять все медицинские выписки, фиксировать вызов врачей на дом, получить документ, подтверждающий получение травм и телесных повреждений. Возместить просто моральные страдания не получится, данный иск будет рассмотрен в суде параллельно с основным заявлением о правонарушении. Сумма компенсации морального вреда зависит от стоимости первичного иска.

Как грамотно организовать процесс в суде, рассчитать сумму взыскания и доказать обоснованность требований, обычные граждане не знают. Именно поэтому специалисты в правовой отрасли рекомендуют россиянам обратиться за квалифицированной помощью к юристам. Эксперты в сфере юриспруденции знают все «острые углы» законодательства и помогут их обойти. Адвокат расскажет, как оценить моральный ущерб, разъяснит права и обязанности граждан, рассчитает все риски и перспективы.

Компенсация пострадавшим от мошенничества

Пострадавшие от действий мошенников, признаются потерпевшими, после чего у них возникает право на предъявление гражданского иска о возмещении материального и морального вреда причиненного преступлением. При вынесении приговора, суд разрешает и гражданский иск.

Знакомая в соц. сети вконтакте попросила в долг, после перевода написала что Ее взломали и это не она писала. Как наказать мошенника? Или как узнать кто мошенник, так как есть подозрения что знакомая врет. Есть номер карты мошенника, все переписки, операции о списании.

Пожалуйста куда я могу пожаловать на юриста мошенника в суде я выиграла юристу присудили вернуть денежные средства но приставы не хотят работать по этому делу и юрист продолжает работать и обманывать людей куда я могу пожаловаться чтобы вернуть и наказать этого юриста.

Мой муж вчера потерял телефон. И не помнит где конкретно. Я хочу написать заявление в полицию. Они помогут или нет? Сейчас прочитала ответ юриста на сайте, он ответил мужчине, что лучше сказать в полиции, что телефон не потерян, а украден. Тогда его точно найдут. А если сказать что потерян его ни кто не будет искать. Если я подам заявление не о потере, а о краже и его найдут, что мне будет за не верную информацию? Как лучше сделать?

Выходит для возбуждения дела по факту мошенничества надо доказать, что не было умысла на хищение денег, а как мошенник должен доказать тот факт, что и желания на возврат не было изначально, он только берет деньги возвращать не его почерк. А чем мошенник должен доказать, что у него не было умысла на обман или достаточно сказать два слова умысла нет и дело закрыто по причине отсутствия состава преступления, как то мне не понятно аргументы следователя и доказательная база мошенника.

Adblock
detector